Психиатрическая помощь детям и подросткам

Психиатрия и ребенок или психиатрия и подросток – тема довольно угловатая. Как на профессиональном, так и на бытовом уровне. Начиная с того, что новорожденный только генетически разумен, а подросток — только ростом выше. Это очень непродолжительный, но довольно содержательный период формирования взрослой, сбалансированной системы пространства – человека. Вот этот период развития стабильного организма и его функций чрезвычайно важен как для самого человека, так и для его дальнейшего развития.  Величайшая тайна природы – из ничего образуется все.

Увы, все живое имеет ограничения своей свободы. Довольно часто — это нарушение равновесия между окружающей средой и живым объектом. Иногда некоторые неравновесия обретают некую временную стабильность и тогда можно говорить о развитии болезни. Вот здесь уже и становится заметно, как сила, преобразующая из ничего – все, способна вернуть системе равновесие. Например, ребенок, освоивший речь, навыки коммуникации, самообслуживания, активно осваивающий пространство, вдруг перестал говорить. При обследовании не выявлено нарушений слуха, но выявлено причудливое сочетание поведенческих нарушений. Такая клиническая задача требует решения. И решением оказалось правильное педагогическое и воспитательное воздействие. Ребенок говорит, и его обучаемость не отличается от сверстников. Конечно, есть особенности личностного развития, но в пределах нормы. Это пример того, как внешне тяжелая проблема может быть успешно решена с помощью сочетания педагогических приемов, и, так называемого, эволютивного (от слова эволюция) развития ребенка.

Пожалуй, в детской и подростковой психиатрии намного большее значение, чем в психиатрии, изучающей расстройства взрослых людей, имеет профилактическая работа.

Эта, довольно значимая, особенность позволяет нам ставить более оптимистические, прогностически благоприятные задачи при решении психиатрических проблем у детей и подростков. Уже при описании и классификации психических расстройств, для детских выделяются отдельные рубрики, только часть из которых имеет применение во взрослой психиатрии, а значительная часть — встречается только в детской и подростковой практике.

Кроме того, важно иметь в виду, что, в подавляющем большинстве, инициатором обращения ребенка или подростка к психиатру является его родитель, или ответственный член семьи, или попечитель, или официальное лицо.  Соответственно, он же является источником информации о проявлениях вероятной психиатрической, клинической задачи, а также может являться их интерпретатором.

Во взаимодействии врача-психиатра, ребенка или подростка и его попечителя решаются пять ключевых вопросов:

  1. Какого рода эта проблема – это сбор симптомов, говоря клиническим языком.
  2. Какие страдания и нарушения она вызывает – это оценка влияния проблемы на самого ребенка или подростка.
  3. Какие факторы участвуют в развитии проблемы и поддерживают ее – оценка внешних факторов риска.
  4. Какие возможные пути решения проблемы – это анализ личностной организации (на клиническом языке это звучит как — предиспозиция) и вариантов преодоления проблемы (соответственно – интервенция).
  5. Какая обратная связь у преодолении проблемы – взаимодействие с семьей.

Большинство симптомов в детской и подростковой психиатрии состоит из комбинации проявлений в четырех основных сферах:

А. Эмоции

Б. Нарушения поведения

В. Задержки развития

Г. Проблемы взаимодействия

Крайне редко встречается только один симптом из какой-нибудь одной сферы.  Каждый возрастной период развития ребенка имеет особенности в клинических проявлениях в каждой из четырех сфер.  Так, мокрая постель в возрасте до 1 года – норма, а в 5 лет – клинический факт.

Почти у всех детей бывают страхи и беспокойства, периоды грусти и время, когда они ведут себя плохо, вертятся и не могут сосредоточиться. Когда такого рода проблемы являются симптомами, а когда вариантом нормы? Лишь тогда, когда это существенно влияет на ребенка, а именно вызывает проблемы в семье, в школе, в учебе, в дружеских отношениях, вызывает страдание ребенка или приносит вред другим людям.

Приходится признать, что пока причина развития большинства психических расстройств науке неизвестна. Можно говорить о взаимодействии предрасполагающих, кристаллизующих и поддерживающих факторов риска. Профессиональная мудрость гласит: «Незнание причин страдания не причина для отказа от помощи».

Личностная организация ребенка или подростка способна быть фактором защиты, так как при негативном влиянии симптомов на жизнь ребенка или подростка его защита может быть реализована на использовании особенностей личностной организации для достижения продуктивных целей. Достижение цели, результативное поведение позволяет преодолевать дезадаптирующее влияние проблемы. Например, упрямый ребенок, наблюдающийся психиатром по поводу деструктивного поведения в школе и дома, может проявлять впечатляющую решимость преуспеть вопреки неприятностям, или — чувствительный ребенок, терзаемый всевозможными страхами, может проявлять восхитительное сочувствие и понимание других.

Существенную роль при решении психиатрических проблем у детей и подростков играет фактор эволютивного развития. Становясь старше, ребенок увеличивает свой защитный резерв, и этот ресурс позволяет достигать благоприятных результатов.

Возвращаясь к основным вопросам важно напомнить, что необходимо достичь согласованного равновесного взаимодействия с семьей. Ответственность родителей или попечителей в реализации этого взаимодействия должна руководствоваться исключительно пользой для ребенка или подростка, не разрушая его автономии.

В настоящее время все дети и подростки охвачены профилактическим обследованием, в состав этих комиссий  входят в том числе и врачи-психиатры. Выявленная на ранних этапах психическая патология лучше лечится, лечение таких больных улучшает их успеваемость, адаптацию в школе и домашних условиях.

Врач-психиатр ОКУ «Областная психо-неврологическая больница»

Андрей Викторович Максимов

Читайте также:

Наверх